Николай I. Цензура на цензуру

В Европе 1848 год известен как год революций, или «весна Наций».

Николай I завершил разгром оппозиции к этому времени, однако не остановился, и следующей целью стала немногочисленная интеллигенция. Сергей Соловьев тогда написал фразу, которая окажется весьма точной: «Нам, русским учёным, достанется за эту европейскую революцию».

Николай IВ начале резко усилилась цензура, более того, появилось такое понятие как двойная цензура. Под надзор полиции за критическую статью был отдан Михаил Погодин, выпускавший журнал «Москвитянин», а журнал «Московский телеграф» был и вовсе закрыт за критику одной из пьес Кукольника. О том времени Александр Никитенко писал так: «Наука бледнеет и прячется.

Теперь в моде патриотизм, отвергающий всё европейское, не исключая науки и искусства, и уверяющий, что Россия столь благословенна Богом, что проживёт без науки и искусства. Люди верят, что все неурядицы на Западе произошли от того, что есть на свете физика, химия, астрономия, поэзия, живопись».

Также цензурный аппарат ввел запрет на ввоз иностранной публицистики в страну. В запретительном рвении цензоры доходили до абсурда — запрет учебника арифметики в связи с тем, что цензор обнаружил в тексте задачки три точки между цифрами и заподозрил в этом злой умысел автора.

После того, как были приведены в порядок труды деятелей науки и искусства, несмотря на любовь Николай I к театральному искусству, очередь дошла до него. Особое внимание уделялось драматургическим произведениям, а для театральных постановок сочинений на иностранном языке требовались специальные разрешения.

Иногда государь сам брал в свои руки решения по тем или иным вопросам. Например, пьесу Александра Островского «Банкрот» опубликовали в журнале, однако ее не допустил к сцене сам император.

С кончиной Николая I в 1855 году подошла к концу и эпоха патриотического мракобесия.



Читайте также: